Внешняя политика и президентские выборы в США

Author: us-russia
Comments: 0
Внешняя политика и президентские выборы в США
Published 7-09-2012, 09:10

Марк Адоманис

Получил образование в Гарвардском и Оксфордском университетах. Написал диссертацию, посвященную российской реформе здравоохранения в 1985-2008 гг. В свободное от написания колонок для ИноСМИ, ведения блога The Russia Hand на сайте журнала Forbes и выступлений в качестве эксперта на телеканале RT время работает консультантом в Вашингтоне.
Я считаю, что глобальное военное присутствие США не только разорительно и непосильно для нас, оно еще и в большой степени обостряет те проблемы, которые должно решать. Поэтому я давно понял, что Барак Обама мне не союзник. Напротив, для человека, который в самом деле хочет, чтобы Америка намного реже играла на мировой арене «лидирующую» роль с помощью своей армии, Обама – крайне опасный враг. Он заметно точнее и яснее, чем его предшественник и чем его соперники на выборах 2008 и 2012 годов. Он понимает сильные и слабые стороны США. И если у Обамы есть какие-то сомнения относительно использования американской армии как средства укрепления власти и влияния Америки, он выбрал странный способ продемонстрировать это.

Даже принимая Нобелевскую премию мира, которую, как известно, дают людям, предотвращающим войны, Обама исключительно ясно выступил в защиту американского лидерства и права на военное вмешательство. Выражения он использовал гораздо более успокаивающие и академические, чем Джордж Буш-младший с его угрожающей и подчеркнуто антиинтеллектуальной техасской манерой - профессор Обама способен куда лучше общаться на языке международной элиты. Однако говорил он о том же самом: Америка и только Америка способна узнать зло и победить его. Иногда, чтобы добиться этого наиболее эффективным способом, США нужна помощь союзников. Но по сути  реальность такова: Америка может и должна постоянно посылать своих солдат в горячие точки по всему миру.

Несмотря на то, что Обаме явно комфортнее с американским правящим классом – недаром в Чикаго этот якобы демагог и «общественный организатор» общался не с пролетариями, а в основном с юристами, банкирами и промышленниками, в сущности владевшими городом и его контролировавшими, - в глазах многих консерваторов нынешний президент каким-то образом превратился в революционера и «антиколониалиста». Пропагандистская машина Республиканской партии за последние 15 странных лет записала на свой счет немало впечатляющих достижений, однако превращение молодого афро-американского юриста-карьериста, учившегося в Колумбийском университете и в Гарварде, в слегка модифицированную современную версию Владимира Ильича Ленина остается едва ли не самым поразительным из них. Я понимаю, что это звучит абсурдно, но миллионы и миллионы американцев действительно считают Обаму не заблуждающимся и некомпетентным лидером, а сознательным борцом против влияния Америки в мире.

Чуть более пристойную и респектабельную версию этого восприятия Обамы как «антиколониалиста» распространяют Митт Ромни (Mitt Romney) и его предвыборный штаб, утверждающие, что Обама «извиняется за Америку». Это обвинение связано с готовностью Обамы критиковать некоторые военные авантюры, такие, как иракская война (эпизоды, которые в ретроспективе оправдывать просто невозможно). Однако хоть Обама иногда и критиковал некоторые конкретные проявления американского «лидерства», он ни разу не выражался скептически о самой его идее. Люди, которые склонны «извиняться за Америку», обычно осуждают не только решение Джорджа Буша-младшего вторгнуться в Ирак, которое было настолько авантюрным и безответственным, что против него публично выступали даже многие из советников Джорджа Буша-старшего. Если вам нужен человек, который «извиняется за Америку», почитайте Ноама Хомского и оцените разницу между его позицией и позицией Обамы.

Обама находится в рамках мейнстримного внешнеполитического консенсуса. И этот факт очевиден для любого, кто потрудился прислушаться к тому, что президент говорил о внешней политике. Когда речь идет о сути дела, о том, кого и как часто Америке следует бомбить, различия между Обамой и Ромни, а также между республиканцами и демократами в целом становятся исчезающе малыми. Это порождает ряд смешных и абсурдных ситуаций. Например, кампания Ромни критикует планы Обамы по Афганистану, не указывая, что конкретно нужно изменить. Пресс-секретарь Ромни заявлял только что-то вроде: «Ромни будет больше прислушиваться к своим генералам», что не выглядит ни исключительно смелой, ни особенно приличествующей лидеру позицией.

Таким образом, по-моему, разногласия по внешнеполитическим вопросам между Обамой и его противниками-республиканцами носят тактический, а не стратегический характер. В высших эшелонах американской политики практически не спорят о том, нужно ли стране по-прежнему тратить такие гигантские суммы денег на армию. «Левая» позиция,  позиция демократов, заключается в том, что тратить нужно примерно столько же, сколько сейчас, а «правая» позиция – в том, что тратить нужно намного больше. В этих рамках и идут споры. Именно на этой почве демократы и республиканцы – продолжать тратить на порядки  больше, чем любая другая страна, или добиваться еще большего превосходства - бесконечно критикуют и обвиняют друг друга.

Разумеется, существуют конкретные вопросы, например, Россия и «перезагрузка», по которым Ромни и Обама серьезно расходятся. Однако даже в них, на мой взгляд, различия выглядят, скорее, поверхностными, чем фундаментальными. Вы, разумеется, помните, что Обама продолжает создавать систему противоракетной обороны, несмотря на политику «умиротворения» Кремля, которую президент якобы ведет, и что он, на деле, укрепил военное сотрудничество Америки с новыми членами НАТО – такими, как Польша и страны Прибалтики. Обама просто делает все это вежливее, с песнями и плясками о необходимости «прислушиваться» к русским, при этом он полностью игнорирует возражения Москвы. Назначение послом в России Майкла Макфола (Michael McFaul) – еще один знак этой фундаментальной преемственности между российской политикой Обамы и его предшественников. Взгляды Макфола на продвижение демократии полностью вписываются в консенсус, принятый в нашем истеблишменте. Фактически Макфол, как и Обама, стремится к тем же самым целям, что и распространители демократии, которые населяли Госдепартамент при Джордже Буше-младшем. Просто Макфол компетентнее и осторожнее, он чаще готов идти на временные жертвы ради долгосрочных целей.

В ближайшие недели я еще буду писать о президентских выборах в США, а пока я хочу еще раз подчеркнуть, что ключевая тема, которая должна была бы активно обсуждаться в ходе кампании, сейчас практически не принимается во внимание. При этом я сомневаюсь, что консенсус, который воплощает собой администрация Обамы, разумен. Я считаю, что, если не предпринять решительных шагов по сокращению раздутого американского военного присутствия, у Америки закончатся деньги. Однако, по-видимому, требования перемен придут извне, не из политической системы, так как серьезные вашингтонские деятели практически единодушно выступают за агрессивную и интервенционистскую внешнюю политику.

Comments: 0
Experts' Panel
Are the U.S. and Russia...
The Sunday, February 24 edition of Russian state television’s...
Are the U.S. and Russia...
Top
popular in the journal
Договорные разбирательства

Договорные разбирательства

Политолог Эдуард Лозанский — о перспективах глобальной безопасности на фоне выхода американцев из основополагающих соглашений
Открыть глаза Европе. Что убедило...

Открыть глаза Европе. Что убедило...

Эксперты в эфире НСН оценили геополитическую обстановку в мире, приоткрывшую России дверь в «Большую семёрку».
Договорные разбирательства

Договорные разбирательства

Политолог Эдуард Лозанский — о перспективах глобальной безопасности на фоне выхода американцев из основополагающих соглашений