Почему Вашингтон не может без войны?

Author: us-russia
Comments: 0
Почему Вашингтон не может без войны?
Published 16-07-2015, 11:51

Скотт Макконнел (Scott Mcconnell)

Scott McConnell is a founding editor of The American Conservative.

Сейчас большинство полагает, что определяющим аспектом политического наследия президента Обамы будет его сделка с Ираном, которая заблокирует ему путь к ядерному оружию и откроет двери для реинтеграции этой страны в мировую экономику и региональную политику. Я считаю, что Обама и здравый смысл возьмут верх над израильским лобби в конгрессе, и что в результате этой сделки американцы довольно скоро увидят, как Иран становится рынком для американских товаров и идей, а также ценным союзником в борьбе против суннитской джихадистской группировки ИГИЛ, которая контролирует значительную часть Ирака и Сирии. Конечно, в предстоящие месяцы будет много дебатов, а может быть, и громких политических споров, и всегда возможны неожиданные повороты.

Но какая это будет неожиданность, если главным наследием Обамы станет не сближение с Ираном, даже если он оправдает все возложенные на него ожидания, а усиление холодной войны, а может, и «горячая» война с Россией. Каждый в Вашингтоне знает, что Ирану Обама и его главные помощники уделяют в 10 раз больше внимания, чем России, полагая, что геополитическая логика поможет избежать раскачки российско-американских отношений. Но события порой развиваются весьма неожиданно, имея обыкновение удивлять. Какая это будет горькая ирония, если у нас будет мир с Ираном и война с Россией! Но такое может произойти.

В понедельник на страницах Times появилась статья о том, как украинские правые экстремисты борются с правительством в Киеве. Это весьма тревожное событие для Киева, ибо отряды «Правого сектора» опорочили себя связями с неонацизмом — в основном из-за того, что их герои воевали на стороне нацистов против русских во время Второй мировой войны, а их знамена и символы явно напоминают о нацизме. Несколько дней назад та же Times опубликовала статью о чеченских исламистах, вступивших в ряды украинских сил, потому что они хотят воевать с русскими. (Чеченский исламизм выпестовал террористов, устроивших взрывы на Бостонском марафоне.) Наверное, для ненависти к России у чеченцев есть веские причины, как есть и причины, по которым украинцы во время Второй мировой войны в массовом порядке поддерживали нацистов (хотя об этом мало кто говорил, когда появились новости о сотрудничавшем с нацистами украинском эмигранте Джоне Демьянюке, который до выхода на пенсию работал в Огайо на автомобильном заводе). Но это не означает, что мы должны вступать в союз с такими людьми.

И тем не менее, сегодня мы по какой-то причине стали их союзниками. Тот украинский союзник, которого принял в свои объятия официальный Вашингтон, опирается на коалицию исламских боевиков и неонацистов, а также на украинскую элиту, усвоившую, что доить щедрый Вашингтон, пользуясь его дружбой с Киевом, это очень прибыльно. Пока внимание Обамы и Джона Керри обращено на другие вопросы, наше государство национальной безопасности неотвратимо ведет Америку к конфронтации с Россией из-за страны, вызывающей большие нравственные сомнения и не имеющей стратегического значения для США.

На прошлой неделе генерал морской пехоты Джозеф Дансфорд (Joseph Dunsford), которого Обама выдвинул на должность председателя Объединенного комитета начальников штабов, дал в сенате весьма воинственные ответы на вопросы о России, вообразив, что именно этого от него хотят сенаторы. Он заявил, что действия России на ее собственных границах «вызывают тревогу», и утверждал, что Россия представляет «величайшую угрозу нашей национальной безопасности» и даже «может представлять экзистенциальную угрозу США». Очевидно, что любая страна, обладающая мощным ядерным арсеналом, представляет экзистенциальную угрозу Соединенным Штатам и многим другим странам. По какой-то причине Дансфорда не спросили, уменьшили или увеличили поставки американского оружия неонацистским силам на Украине ту потенциальную угрозу, которую российские ядерные вооружения создают существованию США.

Пресса часто напоминает нам о том, как правительство Владимира Путина бряцает оружием, угрожая применением военной силы государствам и полу-государствам, находящимся на границе с Россией. Но военные учения проводят обе стороны. НАТО активизирует свои военные маневры в Балтийском море, проводя крупное военное учение BALTOPS с участием 50 боевых кораблей и 5 600 человек личного состава. Вроде бы это немного, но Америке стоит задуматься о том, какие у нее возникли бы чувства, если бы Китай или Россия провели в Карибском море учения сопоставимого размаха. Добавьте к этому ежегодные военные учения в Черном море и учения Noble Jump в Польше, а также другие маневры, в ходе которых примерно 20 тысяч натовских войск в год топчут землю в странах бывшего Варшавского договора, и вы поймете, что путинское бряцание оружием — не очень-то одностороннее.

Как мы дошли до такого странного состояния, заключив де-факто альянс с неонацистами и чеченскими исламистами, и вступив в опосредованную войну против Москвы на российских границах, в то время как покорные средства массовой информации и политический класс непрестанно бьют тревогу, монотонно разглагольствуя о российской агрессии? Не может быть, чтобы Обама добивался именно этого. Когда Митт Ромни в 2012 году начал бить тревогу по поводу «российской угрозы», Обама его высмеял, и страна с ним, похоже, согласилась. Нельзя не отметить, что Обаме в основном удалось утвердить в стране прогрессивную повестку в вопросах иммиграции, здравоохранения и однополых браков, однако он оказался почти бессилен против того, что можно приблизительно назвать агрессивным военно-промышленным комплексом.

Что это, кадровые просчеты? Хиллари Клинтон способствовала назначению бывшей помощницы Чейни (и жены стратега неоконов Роберта Кагана) Виктории Нуланд на самый влиятельный европейский пост в Госдепартаменте. Обаме пришлось утихомиривать Хиллари, а страна отворачивалась, пока Нуланд дергала за нитки и разжигала антироссийский переворот в Киеве. Если бы не эта блажь, возникло бы сегодняшнее противостояние?

А может, объяснение здесь более расплывчатое: что Россия нужна Америке в качестве врага ради ощущения собственной значимости? Это соответствует тому, что в конце 1980-х годов предсказывал кремлевский интеллектуал Георгий Арбатов. «Мы намерены лишить вас врага, — заявил он, когда Горбачев распускал Варшавский договор, — и вы не будете знать, что делать». Главный герой трех романов Джона Апдайка Гарри Ангстрем по кличке Кролик думал точно так же: «Если нет холодной войны, то какой смысл быть американцем?»

Сэмюэл Хантингтон (Samuel Huntington) в 1997 году написал для Foreign Affairs очерк, который стоит того, чтобы его перечитать сегодня. Он размышлял о том, что Америке может понадобиться внешний враг для преодоления внутреннего раскола. Ранее я высказывал мысль о том, что развитие многообразия и мультикультурализма внутри страны приведет к снижению воинственности во внешней политике. Я думаю так же до сих пор. (Нет никаких свидетельств, что у мексиканских и китайских иммигрантов, составляющих самые важные группы новых американцев, какие-то агрессивные внешнеполитические планы и намерения.) Но Хантингтон смотрит на это с противоположной стороны: чтобы сгладить или скрыть внутренние межэтнические противоречия, Америка может попытаться отыскать для себя внешних врагов.

Это очень важный аргумент исторической значимости. Но он также глубоко спекулятивный и психологический. Никто в Вашингтоне не может сказать или даже подумать: «Наше национальное самосознание находится в состоянии изменения, а поэтому для его сохранения нам нужен внешний враг». Создатель Кролика Ангстрема понял бы такие настроения. Если мыслить рациональными внешнеполитическими понятиями, то становится очевидно, что конфликт с Россией на российской границе, в котором Вашингтон занимает сторону неонацистов и исламистов, — это совершенно не то, к чему должна стремиться Америка, если ее внешняя политика определяется рациональными критериями. Так чем же ее объяснить?

 

inosmi.ru

Comments: 0
Experts' Panel
Are the U.S. and Russia...
The Sunday, February 24 edition of Russian state television’s...
Are the U.S. and Russia...
Top
popular in the journal
RUSSIAN FEDERATION SITREP 2...

RUSSIAN FEDERATION SITREP 2...

TWENTY YEARS. Putin & Co have been running the place for two decades. I assess how well they accomplished his 1999 program and discuss the one ...
Pentagon Fears Falling Behind...

Pentagon Fears Falling Behind...

Late last year, President Trump signed the 2020 National Defence Authorization Act into law, approving a whopping $738 billion in defence spending for the fiscal year ...
HAMPTON ROADS IN THE CROSSHAIRS

HAMPTON ROADS IN THE CROSSHAIRS

Hampton Roads was known, since the early stages of the Cold War, as a potential target of Soviet missiles. A booklet titled, "Hampton Roads Metropolitan Medical Response ...
Can Russia be key in fighting...

Can Russia be key in fighting...

Russia tree planting would represent a benign form of international partnership
ARMAGGEDON, ANYONE?

ARMAGGEDON, ANYONE?

Friends & Colleagues An oddity of our times is the cavalier manner by which analysts of public issues ignore acquired understanding and history.Their motto seems to ...