Не числом, а доверием

Author: us-russia
Comments: 0
Не числом, а доверием
Published 10-08-2019, 03:59

Эдуард Лозанский

Эдуард Лозанский - президент Американского Университета в Москве, профессор МГУ и Национального Исследовательского Ядерного Университета - МИФИ, автор книги "Операция Эльба" о взаимодействии России и США в борьбе с международным терроризмом.

Заявление помощника президента Дональда Трампа по нацбезопасности Джона Болтона об официальном выходе 2 августа из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) не явилось сюрпризом. В начале года именно Дональд Трамп инициировал этот процесс, а недавно Владимир Путин подписал закон о приостановлении договора, добавив, что Россия не будет втягиваться в затратную гонку вооружений и что все российские предложения по разоружению «остаются на столе».

Скорее всего, главная причина, имеющая непосредственное отношение к выходу США из ДРСМД, — вовсе не декларированное Вашингтоном нарушение этого договора Россией. «Этот договор связал нам руки, в то время как Китай разрабатывал свои вооружения средней дальности, его не ограничивали никакие договорные обязательства. В интересах нашей национальной безопасности мы решили развязать себе руки, чтобы эффективно защищать Америку в XXI веке», — признался Джон Болтон.

Более того, он также сообщил, что российско-американский Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений СНВ-III, истекающий в феврале 2021 года, вряд ли будет продлен.

Здесь Болтон, возможно, несколько поторопился. Примерно в это же время его босс, президент, заявил о планах достичь договоренности с Россией в сфере контроля над вооружениями. Но уже совершенно очевидно, что без участия Китая договориться будет невозможно, ведь на этом настаивают в Штатах. А Пекин пока к таким переговорам не готов.

Таким образом, любые попытки реанимировать ДРСМД — бесполезная трата времени. Вместо этого следует признать, что в свете значительного прогресса в военных технологиях и новой геополитической расстановки сил многие положения данного договора устарели и он завершил свою историческую роль.

Что касается СНВ-III, то в оставшиеся полтора года по тем же причинам лучше думать не о его продлении, а посвятить это время выработке совершенно нового договора, обязательно с участием Китая, а впоследствии также Индии и представителей от ЕС. Понятно, что срок для этого слишком короткий, но, по крайней мере, такой процесс стоит запустить.

Как уже было сказано выше, Китай пока не проявляет интереса к переговорам на эту тему, но если начальная повестка дня будет не о количестве разрешенных межконтинентальных ракет и ядерных боеголовок, а о том, как выстроить доверительные отношения, то у Си Цзиньпина не останется оснований выступать категорически против обсуждения предложенного Вашингтоном трёхстороннего договора. В нынешних условиях, когда такое доверие отсутствует, никакие документы не будут иметь реальной силы.

Договор СНВ-III имеет скорее психологическое, чем военное, значение благодаря имеющемуся там положению о взаимной инспекции ядерных арсеналов. Поэтому, даже если он не будет продлен, это не приведет к новой гонке вооружений, так как у США, России и Китая есть достаточно ядерного оружия, а у Москвы теперь и гиперзвукового, чтобы нанести адекватный ответ потенциальному агрессору.

В Вашингтоне обеспокоены отставанием именно в области гиперзвука, а также всё большим сближением России и Китая. В такой ситуации у США есть два пути. Один — это продолжать тратить баснословные суммы в угоду военно-промышленному комплексу и идеологам однополярного мира. Такой путь абсолютно бесперспективен и может с большой вероятности привести к конфликту, где победителей не будет.

Второй путь — это тот, о котором Дональд Трамп говорил во время прошлой избирательной кампании, но который, к сожалению, он пока не сумел воплотить в реальность. На простом языке это означает «живи и давай жить другим», что отвечает ценностям подавляющего числа американцев.

Однако такой принцип абсолютно неприемлем для внешнеполитических элит США, которые с маниакальным упорством твердят о том, что интересы Америки простираются на всю территорию земного шара. Трамп уже не раз заявлял, что не собирается быть «президентом всего мира», а хочет сосредоточить свои усилия на Америке.

К сожалению, следует признать, что пока именно то самое противоборствующее ему «вашингтонское болото» продолжает определять внешнюю политику страны. Однако у Трампа еще есть время, и начавшаяся новая избирательная кампания дает ему возможность напомнить о своих предвыборных обещаниях американскому народу и попросить его поддержки.

Эдуард Лозанский - президент Американского Университета в Москве, профессор МГУ и Национального Исследовательского Ядерного Университета - МИФИ, автор книги "Операция Эльба" о взаимодействии России и США в борьбе с международным терроризмом.

 

ИЗВЕСТИЯ

Comments: 0
Experts' Panel
Are the U.S. and Russia...
The Sunday, February 24 edition of Russian state television’s...
Are the U.S. and Russia...
Top
popular in the journal
STATEMENT BY THE PRESIDENT OF...

STATEMENT BY THE PRESIDENT OF...

On February 1, 2019, the United States of America launched a procedure to withdraw from the Treaty on the Elimination of Intermediate-Range and Shorter-Range Missiles. ...
Is it about Western values or...

Is it about Western values or...

When it comes to U.S. foreign policy, what we frequently hear from politicians and mainstream media is that it must be based on the well-known foundations of Western ...
Watch Buckingham Palace as Newly...

Watch Buckingham Palace as Newly...

Newly-elected British PM Boris Johnson is meeting Queen Elizabeth II at Buckingham Palace and officially taking over office from Theresa May.
PATRICK LAWRENCE: Finally Time for...

PATRICK LAWRENCE: Finally Time for...

The crumbling of Russiagate focuses attention on the considerable evidence that Russian intelligence agencies charged with intrusion into DNC servers had nothing to do ...
США поладят с Россией \"за счёт\"...

США поладят с Россией \"за счёт\"...

США поладят с Россией "за счёт" Украины?