Напряжённость между Россией и США историей не обусловлена

Author: us-russia
Comments: 0
Напряжённость между Россией и США историей не обусловлена
Published 15-02-2017, 14:34

Дмитрий Минин

.

Цари, генсеки и президенты

Принято считать, что чем больше между народами было конфликтов в прошлом («исторических травм»), тем труднее им наладить нормальные отношения в настоящем. И наоборот, былое союзничество в судьбоносных битвах облегчает нациям путь к установлению между ними тесных партнёрских связей. В этом смысле противостояние США и России, скорее, отступление от данной закономерности. И неправы те, кто обвиняют Дональда Трампа, заявившего о намерении нормализовать отношения с Москвой, в легкомысленных попытках изменить объективный ход событий.

Ничего предопределённого в нынешнем состоянии дел между Кремлём и Белым домом нет. Даже краткий обзор ключевых событий совместной истории говорит о том, что в переломные моменты истории русские и американцы всегда были союзниками и никогда – противниками. Вражда второй половины ХХ – начала XXI вв. в значительной степени исключение из этого правила, а не норма. Заслуживают внимания слова Лоуренса Соломона из National Post, полагающего, что Россия для Америки является не «естественным врагом, а естественным другом». По его мнению, за исключением нескольких десятилетий ни одна другая страна за всю историю Америки не была ей более преданна, «особенно в тяжёлые времена».

Уже в момент зарождения американской государственности в 70-е гг. XVIII в. Екатерина II поддержала молодую державу. Когда в 1775 году в 13 будущих штатах вспыхнуло восстание против британской короны, король Георг III обратился к российской императрице с просьбой содействовать английским войскам в его подавлении. Ему было решительно отказано. В 1780 году, в разгар войны американцев за независимость, Россия объявила о вооружённом нейтралитете, означавшем фактическую поддержку восставших колоний. При этом Россия оставляла за собой право атаковать британские военные корабли, пытавшиеся в целях блокады не пропустить торговые суда других стран к американскому побережью. Россия даже возглавила лигу нейтральных государств. Неплохо бы помнить о борьбе русских за отмену санкций против Америки и сейчас. Первый президент США Джордж Вашингтон подчёркивал, что русское правительство руководствовалось принципами «уважения к правам человечества».

В 1809 году Россия и США установили полные дипломатические отношениям. Первым послом США в России стал Джон Куинси Адамс, впоследствии шестой президент США. Именно ему принадлежит знаменитая фраза – завет будущим руководителям Америки: «Не ищите монстров за океанами. Их там нет». Не исключено, что к этому выводу он пришёл ещё в период своего пребывания в Санкт-Петербурге. В переписке с Александром I тогдашний президент США Томас Джефферсон характеризовал Российскую империю как «самую дружески расположенную к США из всех стран мира», выразив надежду, что дружеские чувства к России «будет разделять вся американская нация».

Особенно примечательны времена Гражданской войны в США 1861-1865 годов. Интересно, что прославившийся отменой рабства Авраам Линкольн вступил в должность президента страны 4 марта 1861 года, на следующий день после того, как Александр II отменил в России крепостное право. Судьбы этих двух государственных деятелей были тесно переплетены, и оба погибли от рук убийц. В переписке Александр II подписывал письма к Линкольну «Ваш добрый приятель», а последний отвечал — «Your good friend». Настольная книга американских сторонников отмены рабства, а также самого Линкольна «Хижина дяди Тома» Г. Бичер-Стоу хранилась и в личной Царскосельской библиотеке Александра II. Для противодействия действиям британского флота, поддерживавшего южан, в 1863 г. в Нью-Йорк прибыла Балтийская эскадра контр-адмирала С. С. Лесовского, а в Сан-Франциско — Тихоокеанская эскадра контр-адмирала А. А. Попова. Базируясь в США, русские моряки должны были в случае войны парализовать английскую морскую торговлю. 

В 1906 г. президент Теодор Рузвельт был удостоен Нобелевской премии мира за роль посредника при заключении Портсмутского мирного договора, завершившего Русско-японскую войну (1904–1905 гг.). Считается, что его посредничество позволило получить России более благоприятные условия, чем те, на которые она могла рассчитывать. А США таким образом утвердились в роли новой мировой державы, с которой должен был отныне считаться «европейский концерт».

В Первой мировой войне Россия и США выступили союзниками. В 1917 году США первыми признали февральскую революцию с учётом схожести многих провозглашённых ею принципов с американской практикой, а затем не скрывали своих симпатий к республиканской части Белого движения. 

И даже начальный советский период не грозил серьёзными конфликтами. Хотя США довольно долго не признавали СССР, до 1933 года, они оказали немалую помощь голодающим Поволжья в 20-е гг. по линии Американской администрации помощи (American Relief Administration, ARA). Промышленники Соединённых Штатов принимали активное участие в поставках оборудования для первых пятилеток. Многие американские инженеры непосредственно участвовали в организации новых производств, например на построенном Генри Фордом автозаводе ГАЗ. 

О взаимном уважении, даже доверии Сталина и Франклина Рузвельта хорошо известно. Иначе антигитлеровской коалиции попросту не сложилось бы. Еще в 1934 году Сталин отзывался о Рузвельте как о «самой сильной фигуре из всех капитанов современного капиталистического мира», отмечая его «инициативу, мужество, решительность». По завершении их первой личной встречи в Тегеране в 1943 году американский президент говорил: «Мы доказали, что различные идеалы наших народов могут совпасть в единое гармоничное целое, чтобы сплоченно служить для нашего общего блага и ради всего мира». Как выражался Сталин, «необходимость создания союза СССР, Великобритании и США вытекает не из каких-либо случайных и мимолетных соображений, но из жизненно важных и долгосрочных интересов». Ещё в 1946 году на вопрос известного журналиста и историка Александра Верта, верит ли Сталин в возможность дружественного и длительного сотрудничества Советского Союза и западных демократий, несмотря на идеологические разногласия, советский вождь отвечал: «Безусловно, верю». 2 апреля 1946 года газета «Правда» отметила годовщину смерти Рузвельта памятной статьей о нём. «Советские люди, - подчёркивала «Правда», - видели в Рузвельте друга Советского Союза»; он был противником тех, кто «считали и до сих пор продолжают считать, что политика Соединенных Штатов должна заключаться в силовых методах с целью установления господства американских интересов во всем мире». (1) Примерно в то же время Энтони Иден сказал: «Если бы Рузвельт жил и сохранил свое здоровье, он никогда бы не позволил развиваться нынешней ситуации. Таким образом, его смерть явилась бедствием неизмеримых размеров». (2) 

С учётом такого исторического наследия холодная война явилась в определённом смысле аберрацией двусторонних отношений. Однако за исключением «войн по доверенности» между двумя сверхдержавами не произошло в то время прямых столкновений. Появление ядерного оружия было тому лишь одной из причин; обеим сторонам хватило и простого благоразумия. Сработал, видимо, и такой психологический фактор, как благоприятный исторический фон, отсутствие взаимной вражды в прошлом. В любом случае в 1991 году причины для сохранения напряжённости между двумя странами вроде бы исчезли, а то, что она сохранилась, стало следствием выбора небольшой группы людей, стоявших тогда у власти в США. По не раскрытым до сих пор причинам американские верхи посчитали, что следует продолжить держать Россию «вне» и «внизу» Европы («out» и «down»). Поэтому, когда Дональд Трамп вновь ставит вопрос о том, насколько предопределено России и Соединённым Штатам оставаться врагами, он не идёт наперекор истории; он, по существу, лишь подвергает сомнению обоснованность принятых некогда политических решений, произвольных и недальновидных.

И можно в чём-то согласиться с Лозанским и Доктороу, которые пишут в The Washington Times, что Трампу приходится иметь дело с политиками, которые не могут расстаться с крепко засевшим их головах образом России как государства «агрессивного, враждебного и нацеленного на подрыв интересов США». По мнению авторов, настало время серьёзно задуматься о том, чтобы «включить Россию в игру как возможного советника и друга, а не вечного соперника и врага».

Аргументом, которым подкрепляются ссылки на «антиамериканский курс» России, служит порой её несогласие с некоторыми действиями США на международной арене, в том числе теми, которые уже и Вашингтоном признаны ошибочными. Особенно это заметно по Ираку и Афганистану. Кто-то указывает как на проявление российской «враждебности» к Соединённым Штатам на то, что в этих двух странах Москва «вредит» политике Вашингтона. Это абсолютно не соответствует действительности - если только политика Вашингтона там действительно направлена на умиротворение, а не на поддержание огня войны. 

Примечания

(1) New York Times, April 13, 1946.

(2) Interview, Aug. 22, 1946, Diplomatic History 32, Nov. 2008., Costigliola, Broken Circle

 

fondsk.ru

Comments: 0
Experts' Panel
Coming together to generate ideas...
In the end, the 2016 US presidential campaign did what democracies...
Coming together to generate ideas...
Top
popular in the journal
Trump’s ‘Wag the Dog’ Moment

Trump’s ‘Wag the Dog’ Moment

Exclusive: President Trump earned neocon applause for his hasty decision to attack Syria and kill about a dozen Syrians, but his rash act has all the earmarks of a ...
Putin and Trump - A New Era?

Putin and Trump - A New Era?

Putin is part of a continuum that...

Putin is part of a continuum that...

In aggressively asserting his country’s strength, Putin wants Russia to regain its status among the great nations contesting power and wealth with one another
The St. Petersburg Bombing: Why It...

The St. Petersburg Bombing: Why It...

While Washington and Moscow face a common enemy, they will continue to fight separately.
What Devin Nunes Knows

What Devin Nunes Knows

Team Obama was spying broadly on the incoming administration.